В Армении революция была не цветная, а бархатная

В Армении революция была не цветная, а бархатная

В январе в Армении приступил к работе новоизбранный парламент и сформировано правительство. Большинство мест досталось движению Николы Пашиняна «Мой шаг». Куда он поведет республику? Уже объявлено о борьбе с коррупцией. Как это уже происходит? Что планируется в ближайшем будущем и перспективе?

Об этом «Правде.Ру» рассказал директор Института Кавказа Александр Искандарян.

— Александр, уголовное дело против компании «Газпром Армения» тоже связано с борьбой с коррупцией?

— Да, в какой-то мере.

— Что там за схема была?

— Это одно из тех дел, которые связаны с недостаточной прозрачностью различных фирм. Это касается не только «Газпрома». Просто в России заметили именно это, так как это российское предприятие. Дело в том, что газ в Армению поступал по цене 150 долларов, сейчас 165, несколько повысилась цена с Нового года. А потребитель получал его примерно по 290 — почти вдвое дороже.

Все эти добавленные деньги остаются в фирме, которая является стопроцентной дочкой «Газпрома» и которая занимается распределением газа. Конечно же, понятно, что у нее есть инфраструктура, газ надо транспортировать по трубам, доставлять до потребителя, нужно проводить какие-то работы. Но в армянском обществе принято считать, что накрутка в сто процентов примерно — это как-то многовато.

И проверка прозрачности этих схем, каким образом работает компания, — это одна из составных частей попытки нормализации. Я бы даже не сказал, что это прямая борьба с явной коррупцией, потому что обвинения такого рода не было. Это попытка сделать так, чтобы было все прозрачно и открыто. Если эти траты и затраты были правильными, то это должно быть видно и понятно обществу.

— Пашинян все-таки пришел к власти именно на волне революции и народного подъема. Или все же его спонсировали и привели какие-то внешние силы, как вы считаете? Могли это делать американцы или, как раз наоборот, те же структуры «Газпрома»?

— У армянской бархатной революции, которая случилась, есть явный внутренний генезис, явные внутренние причины. Она не взялась ниоткуда. Любому жителю Армении достаточно понятно, как зрел постепенно этот процесс недовольства предыдущими лидерами страны, предыдущей элитой. Их популярность и легитимность была чрезвычайно низка. Как принято говорить в России, ниже плинтуса.

И вот на фоне этой очень низкой легитимности время от времени вспыхивали какие-то протесты. Армянская политическая культура, если говорить европейскими метафорами, скорее французская, чем немецкая. То есть влияние с улицы на политика достаточно сильное. Поэтому было действительно очень широкое народное движение.

Это не в первый раз происходит в Армении. Был энерго-Ереван — протесты на улице Баграмяна, экологические протесты и разные другие выступления. И вот один из них завершился успехом как раз в тот момент, когда Серж Саргсян, бывший президент Армении, фактически решил идти на третий срок. Была изменена Конституция. И он после того, как два раза был президентом, больше президентом избираться не мог, он остался премьер-министром.

Это послужило таким триггером для того, чтобы волнения, демонстрации в этот раз оказались гораздо более широкими и случилось то, что случилось. Соответственно, для всего этого дополнительного конспирологического объяснения просто не требуется. Все и так понятно, по крайней мере, жителям Армении. Извне это может казаться не таким, люди издалека могут подумать, что есть какие-то сходства с с Украиной или с Грузией, например.

Но даже господин Пашинян и его сторонники постоянно говорят о том, что наша революция — бархатная, а не цветная. Имеется в виду, что в тех революциях — в украинский и грузинской — главным мотором был выбор цивилизационной ориентации. Мы уходим от России в Европу, попросту говоря, говорили лидеры тех революций, мы меняем цивилизационный фон наших стран, наших народов, наций и т. д. Ничего подобного в Армении не было.

Это была революция по чисто внутренним причинам, генезис ее был внутренний. И центральными темами были не Россия или Запад, Европа, Америка, НАТО и т. д., а именно коррупция и олигархи, те, кто слишком долго засиделись во власти. Поэтому я не думаю, что серьезную роль в этом сыграл Запад. Тем более «Газпрому» это было совершенно невыгодно, поэтому я совсем не думаю, что «Газпром» что-то профинансировал.

— Что армяне ожидают от Пашиняна — реальной борьбы с коррупцией, уголовных дел, снижения цены на газ, полной открытости власти и бизнеса?…

— Лично я пойму, что борьба с коррупцией является именно борьбой с коррупцией как с явлением, а не просто борьбой с коррупционерами, отнюдь не тогда, когда будут у каких-то бизнесменов что-то отнимать, что-то их заставлять делать и когда будут аресты. Аресты уже есть.

Я пойму это тогда, когда борьба с коррупцией станет институциональной, комплексной, когда она не будет просто беготней за конкретными людьми, а когда будут институции создаваться, благодаря которым коррупция просто не сможет существовать. Я поясню свою мысль очень коротким примером.

Раньше сфера, например, продажи-покупки автомобилей, получения прав была очень сложной в Армении, очень трудной и подверженной коррупционным рискам. Для того чтобы что-то сделать, во-первых, нужно было терять очень много времени. Во-вторых, для того чтобы обойти все эти очереди, можно было дать кому-нибудь 10 долларов или больше и это сделать быстрее.

Был построен центр в Ереване. И у меня как раз сломался техпаспорт — он же пластиковый, поэтому просто надломился. Мне надо было его поменять. И я, повесив голову, поехал в этот центр, думая, что там мне придется также мучиться… Сказал на работе, что я сегодня, наверное, не приду, потому что мне придется провести там весь день, бегать за кем-то и просить.

Я вошел в чистое хорошее большое помещение, где сидели за компьютерами много девушек. Ко мне подошел какой-то человек, спросил: «Чем я могу вам помочь?» Я сказал. Он подвел меня к девушке, рядом с которой не было очереди, я ей объяснил проблему, она мне велела пойти заплатить в кассу такую-то сумму. Касса была в трех метрах буквально. Я отошел, заплатил. Подойдя обратно, я спросил: «Когда я смогу приехать за своими правами?» Она нажала какую-то кнопочку в какой-то машинке, и оттуда выехал мой новый техпаспорт. Я его взял и поехал домой. Мне некому было дать взятку, даже если бы я захотел.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Источник фото: wikimedia commons

Читайте также:

Куда Армения шагает с Пашиняном

Пашинян выиграл и будет ждать решения Трампа

Шах и мат «Гюмри»: Россия продала Армении оружие

Пашинян — прозападный или пророссийский политик?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *