Жизнь Вспахивай Артемьева после ухода из «Корней»

Вспахивая Артемьев Выпускник первого проекта «Фабрика звезд» Олег Артемьев недавно оставил коллектив «Истоки» и ушел в тень. В настоящее время артист занимается малобюджетными по сравнению с медийной попсой музыкальными проектами – «Руки Crew» и «Artemiev». Также певец обнаружил себя в кинотеатре «Практика».

В своем интервью интернет-телеканалу Russia.Ru Олег сообщил о трудной жизни в команде «Истоки» и собственных амбициях.

— Какие ощущения у тебя остались к плану «Фабрика звезд» спустя 8 лет?

— Я бы не стал ничего изменять. Если б мне сегодня рекомендовали с чистого листка пойти либо не пойти в данный проект, я бы все равно пошел. Это любопытно. И это опыт, опыт над своим сознанием, когда тебя замыкают на 2 с излишним месяца в такую пустую коробку. Достаточно это трудно и досадно. Все равно опыт необходимый, это ступень, если б не это, я бы не был тем, кем я в настоящее время считаюсь. Я, впрочем, не до конца понимаю, кто я.

— Это был опыт над собой в плане психологии либо в музыкальном отношении?

— Я не буду расширяться в престиж и рассуждать, что я прошел из-за этого как личность. В плане музыкальном, бесспорно. Я до сегодняшнего дня внутри себя человек не убежденный, довольно часто зажатый, когда я попал туда, у меня всегда подкашивались ноги до выхода на сцену. Я так опасался. В настоящее время это прошло, время от времени, разумеется, страшно, однако ничего, с опытом проходит.

— Ты без среднего образования? Обучался в ИСАА?

— Не доучился, да. Время от времени представляется, что а вдруг если б я доучился, то у меня могли быть еще виды поворота событий в моей судьбе. Однако я осознаю, что я ничем иным заниматься не хочу, помимо музыки и созидательной работы. Объединять себя с японским языком, которому я обучался, это опасный шаг был. Мною двигали достаточно романтические побуждения. Я весьма интересовался тогда японской культурой, лирой, литературой. Это стартовало со повальной мании Харуки Мураками. Я весьма обожал трехстишие еще со школы. Мне желалось опробовать прочесть это в подлиннике, потому поперся туда.

— Прочитал?

— Нет, постыдно сознаться. Я обучился основному – иероглиф «любовь» писать, чтобы пленять девушек и пользоваться этим всякими способами.

— Не было идеи отправиться неизвестно куда поучиться как раз тому, чем ты занимаешься?

— Идеи такие могут быть, однако мне хочется отправиться куда-либо в New-York, Америку, Великобританию, Европу. С комедиантской историей поучиться. Однако на это требуется определенный срок, необходимо отметить месяца 3, по меньшей мере. Трудно это – кинуть все.

— Когда ты осознал, что наступил момент распроститься с компанией «Истоки»?

— Мне трудно было представить себя 40-летним в данной команде. При всем почтении к Ивану Матвиенко и ребятам, которые остались в коллективе, я просто себя в нем не видел в плане созидательном. Для меня развлекательная деятельность – это регулярное формирование, эволюция, там я для себя этого не видел. Были песни, которые мне импонировали, были, которые мне не импонировали. Это продюсерский проект, мы никого не дурачили никогда в жизни, что мы ребята, которые в авто гараже решили. В данном и была первоначально карта, что 4 совершенно различных человека из различных миров, социальных пластов и цивилизаций совместно решили и начали играть. Трудно располагаться в одном коллективе. Я человек не корпоративный, мне всегда было трудно в классе, на поездки не желалось идти. Однако ничего, испытали как-нибудь.

— Однако ты записался еще в 2 коллектива…

— Я же остепенился. Какие-то вещи изменяются. Коллектив «Руки Crew» – это шуточка, мы решили прежде всего для того, чтобы время прекрасно провести. Время от времени звучат нападки, что мы дилетанты, однако мы и не позиционируем себя как суперпрофессиональных потрясающих чуваков, которые прибудут и сразятся вам все, что угодно.

— Тебя не смущает, что ваш текущий коллектив горделиво носит вашу фамилию?

— 1-ое время меня сбивало, мы планировали именоваться по-другому. Ребята меня и уверили, что лучше именоваться «Artemiev». Я свыкся. Вечер будет вскоре, 7 мая. Здоровая музыка, лирический рок, слова не сопливые. Ясная скорбь, без суицидов.

— У тебя стартовала сценическая судьба…

— Это ошибка. 2-й сезон. Пока идут, собираем. На это я соглашался, поскольку мне было интересно, насколько далеко я смогу пройти. Любой спектакль я весьма беспокоюсь до выхода на сцену и изумляюсь, что что-нибудь получилось. Не сожалею ни капли, так в это впал, что хочется заниматься этим также. Однако я выживу без этого. С музыкой оковы стойче. Амбиции у меня очень огромные. Устанавливать невысокую высоту неразумно. Высота – быть необходимым, узнанным, иметь вероятность на что-нибудь жить.

— Просто ли живется артистам в плане заработков?

— В целом, живется трудно. Я знакомлюсь регулярно с юными музыкантами, вижу, сколько всего любопытного. Они выезжают, предоставляют выступления. Жить можно. Неприятность, что нет полновесных рупоров, чтобы о них все услышали.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *