zeftera.ru.

Западный социолог о конфликтах на постсоветском пространстве

341e3055

Могут ли Россию полюбить другие страны, если она отдаст свои территории и откажется от поддержки независимых республик?

Карабах останется АРМЯНСКИМ – политический консультант

О конфликтах на постсоветском пространстве и любви между людьми и государствами главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал российский психолог, социолог, доктор экономики honoris causa Дипломатической академии мира при ЮНЕСКО, президент Международной академии гуманитарных технологий (Вашингтон), сопредседатель Русско-германского философского сообщества Евгений Гильбо.

Читайте начало интервью:

Евгений Гильбо о системном кризисе российской экономики

Эксперт предсказал крах нефтегазовой отрасли России

Евгений Гильбо: санкции против России — выдумка СМИ

Евгений Гильбо: в российской власти плохие бухгалтера

Евгений Гильбо: проблемы народ России выбрал себе сам

Евгений Гильбо о фашизации и преследованиях меньшинств

— Евгений Витальевич, один коллега из бывшей советской республики, нынешнего независимого государства, как-то сказал: «Отдайте Украине Крым, Грузии — Осетию и Абхазию, Молдавии — Приднестровье, Азербайджану — Карабах, и тогда вас полюбят во всем мире». Я спросила: «А как мы можем отдать? Там же люди сами решают». Мне сказали: «Нет, все зависит от России, все решает Россия». Как вы считаете?

— На самом деле один раз Россия уже пошла по этому пути, и оказалось, что он не работает, поэтому, как говорится, «в гестапо Штирлица не любили, зато как там любили Кэт». Значит, если хотеть, чтобы тебя любили, то тебя будут любить, как Кэт в гестапо, соответственно, и ничего другого от этих товарищей ждать невозможно. Просто потому, что человеческая природа есть человеческая природа.

Вообще говоря, человек способен на вменяемое поведение, когда держишь у его виска пистолет. Во всех остальных случаях он начинает наглеть. У него возникает желание пробить, а на что еще тебя можно продавить, то есть продавливание идет дальше. Поэтому, в общем-то, понятно, что продавливаться и уступать за то, чтобы тебя полюбили, значит, надо уступать и отступать все дальше и дальше.

— Так полюбят ли, даже если вдруг представить такую нелепость, что все четыре конфликта сразу и быстро будут решены?

— Скажем дипломатически: любить будут во все отверстия. Это всегда так. Во всяком случае, я еще раз говорю, есть определенная наука психология. Она говорит, что всегда в ответ на насилие, на продавливание, на властные энергии, на энергию властного инстинкта ответ идет на сексуальном инстинкте.

То есть любят насильника, но любят не насильника агрессивного, а насильника неагрессивного, осуществляющего, скажем так, целесообразно произвольное и отложенное насилие. Это можно назвать «стокгольмским синдромом», в психологии так называется. Но на самом деле там немного более сложный механизм.

Это в острых ситуациях всегда проявляется. Но тем не менее только это систематическое произвольное отложенное насилие вызывает действительно искреннюю любовь, то есть ответ на сексуальном, эмоциональном уровне. Это известно из психологии, потому что это всегда прекрасно работает в индивидуальной психологии.

Любят человека авторитетного, сильного, который способен продавливать, и никогда — человека, который уступает. Никакой любви такой уступчивый человек не вызывает, а вызывает желание замочить. Соответственно, человек, который всегда готов на насилие, но при этом его откладывает, потому что у него нет какой-то потребности в этом, вызывает реальное уважение и реальную любовь.

То же самое происходит и в рамках массовой психологии, и в рамках любых отношений между социальными группами и т. д. Соответственно, в государственных отношениях (я имею в виду не политические реальные отношения, а их PR-составляющую) тоже работает этот механизм. Это та же психология, и она точно так же работает. Если выглядит государство прилично, соответственно, авторитетным будет и отношение к России в данном случае изменится.

— Видите ли аы какое-то решение армяно-азербайджанского конфликта?

— Решение армяно-азербайджанского конфликта находится за пределами связки Армения — Азербайджан. Азербайджан сможет уступить Карабах, только получив очень серьезные компенсации в другом месте.

— В каком месте?

— В том месте, о котором он сейчас даже подумать не готов.

— Вы можете сказать, в каком месте?

— Рядом с Азербайджаном существует сильное государство, в рамках которого захвачено примерно две трети его территории. Ведь северный Азербайджан, который сейчас является отдельным государством, — это только треть территории Азербайджана. Соответственно, две трети оккупированы Ираном, две трети входят в состав Ирана.

Значит, через некоторое время может оказаться, что Иранское государство развалится, и тогда встанет вопрос об объединении Азербайджана. В рамках этой ситуации, в рамках формирования нового государства и могут быть в результате международного посредничества решены территориальные споры Азербайджана с остальными соседями.

— Вы говорите о том, что Азербайджан будет готов отдать Карабах. А ситуация, при которой Карабах может вернуться Азербайджану, как-то предполагается?

— Скажем так, при современном раскладе сил, международных и глобальных, — нет, это бесперспективно. Собственно говоря, вопрос этого противостояния — это вопрос внутренней пропаганды. Дело в том, что азербайджанское общество крайне неустойчиво. И если не канализировать агрессию вовне, хотя бы в символической форме, то начнется, что называется, гражданская война в той или иной форме.

Это никому не надо, поэтому Армения, армянский сосед, там используется в качестве этого громоотвода. В обществе практически все время и на всех уровнях провоцируется ненависть к Армении и к армянам, для того чтобы оставался внешний враг и внутренняя агрессия была бы как-то приглушена и постоянно сбрасывалась. Собственно говоря, это внутренняя проблема Азербайджана, а не международная проблема.

В международном плане все давно решено и, соответственно, Карабах хотя и считается независимым государством, фактически давно уже ассоциирован с Арменией. И она не уступит, потому что никогда у Азербайджана не будет военной возможности.

Если на Армению обрушить, скажем, всю турецкую армию, то да, действительно Армению можно оккупировать и делить формально как угодно. Но в таком случае Турция получит такую международную ответку, после которой ее существование уже в качестве единого государства будет невозможным, в дальнейшем ее раздербанят сразу.

В Турции, кстати, хорошо это понимают. Это в России Турция считается могучей единой державой, а турецкое руководство прекрасно понимает, насколько легко могут эту страну развалить. Отсюда вся эта нервность в отношении курдской политики. Эрдоган не зря так нервно ее ведет и, соответственно, готов по курдскому вопросу на любые обострения.

То же самое и в отношениях с Арменией. Он не зря в отношениях с Арменией строит (насколько это вообще возможно, учитывая армяно-турецкую историю и внутренние проблемы Армении) какие-то ровные и приличные отношения. Поэтому международный расклад таков, что военного решения для Азербайджана здесь нет и никакого другого тоже. Но, опять же, это часть их внутренней политики.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *