Александр Стефанович: либерализм погубил Европу

Александр Стефанович: либерализм погубил Европу 341e3055
Александр Стефанович: либерализм погубил Европу

Мусульмане все больше диктуют французам, как себя надо вести, насаждают свои правила жизни во Франции и по всей Европе. Христианская атрибутика и культура уже запрещаются законом. А симпатичный, благостный и почитаемый всеми мулла, помогавший снять фильм о мусульманах Европы, потом убил свою жену просто потому, что она не так на него посмотрела…

Арабское нашествие на Францию

Арабское нашествие продолжается. К чему приведет конфликт цивилизаций? Очнутся ли европейцы или станут изгоями на своей родине? Об этом «Правде.Ру» рассказал писатель, кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ, режиссер документального фильма «Мечеть Парижской Богоматери» Александр Стефанович.

Читайте начало интервью:

Режиссер «Мечети Парижской Богоматери»: Париж пал

Как мусульман сделали хозяевами Европы

— Александр Борисович, сколько еще нужно времени, что еще должно произойти, чтобы французы окончательно поняли, что они уже стали людьми второго сорта в своей стране и скоро могут ее потерять окончательно? Потому что уже мигранты диктуют, как французам вести себя на улице, в школах, в больницах… И закон обычно бывает на стороне не коренных жителей Франции.

— В государственные школы Франции сначала стали приходить девочки в мусульманских одеждах. Это было, конечно, странно. Потому что рядом француженки в джинсах, в коротких юбках. Так принято, в этом ничего такого нет ни страшного, ни вызывающего и т. д.

Нужно было бы сразу от этого непонятного конфессионального явления избавиться, издать приказ, что такое невозможно, так как эта школа для всех. Пожалуйста, организуйте свою частную мусульманскую школу, учитесь и ходите там, как хотите, но в государственную школу за государственный счет приходите в обычной одежде — одевайтесь так, как предписывает общепринятый дресс-код.

Оказалось, что это невозможно. Какой закон приняли власти? Что в школах вообще нельзя демонстрировать свою религиозную принадлежность. Поэтому мусульманки должны снять эти свои хиджабы. А христианские дети других национальностей должны спрятать крестик. Его нельзя демонстрировать, чтобы не обидеть мусульман.

Хотя именно арабы диктуют в данном случае дресс-код. Но это же какой-то бред вообще, честно говоря. При этом я все-таки обожаю Францию, я обожаю французский национальный характер — веселый, легкий, открытый… Я обожаю этих людей, для которых самое главное в жизни — это любовь, еда, вино и т. д.

— Свобода, равенство, братство.

— Да, собственно, они и научили человечество этим трем словам. И вот они попали под этот пресс. Это, к сожалению, издержки либеральной модели, о которой недавно Владимир Владимирович Путин, кстати, говорил, что для людей, которые проповедуют либеральную модель, свобода нужна только для них — им все можно, а свобода других кончается у них под носом.

Хотя само слово «либеральное» — хорошее, оно означает свободу, свободную жизнь. Но нужно, чтобы действительно все были равны. Эти нынешние либералы, к сожалению, в течение какого-то количества лет у власти во Франции. Там тоже есть, так сказать, консерваторы. Но когда приходят социалисты, это вообще беда. Такое направление еще больше усиливается.

— Есть же все-таки прогрессивные французы, которые пытаются бороться. Всеми любимая Брижит Бардо выступает против засилья арабской культуры во Франции.

— Эта болезнь либерализма беспокоит не только Брижит Бардо. Есть и еще крупные политики с нормальным трезвым взглядом. Это Марин Ле Пен, которая снималась в моем фильме. Ее взгляды, кстати, вообще мне симпатичны. Она прямо называет это нашествие мусульман на Францию оккупацией.

Она вообще очень симпатичная и умная дама. Она против демонизации России выступает, она говорит: «Это не наше. У нас с русскими традиционно хорошие отношения несмотря на войну с Наполеоном когда-то». Многие русские, в том числе великие художники, писатели, приехали во Францию и внесли свой вклад…

Марк Шагал жил и расписал оперу. Роже Вадим, Марина Влади, Робер Оссейн и т. д. Можно перечислять очень долго, назвать много людей, которые во французскую культуру внесли очень много. Они продолжали оставаться русскими по своему характеру, но они знали, что они живут во Франции, дарили свое искусство Франции. И за это Франция их поднимала.

Марин Ле Пен выступает против арабского мусульманского засилья. Она также поддерживает выбор крымчан, говорит, что это абсолютно правильный референдум, люди сами ясно сказали, где они хотят жить. Поэтому не нужно ничего устраивать, не нужно за это наказывать Россию никаким образом. У нее много таких вещей, которые мне лично симпатичны. И она не одна. Но все-таки таких здравомыслящих людей сейчас очень мало.

— Ваш фильм все это тоже показывает. Что еще в нем есть особенно важного и интересного?

— Я все время говорил, что мы не должны делать антимусульманский фильм, потому что тогда это будет агитка, тогда мы встанем на одну сторону. Мы должны рассказать и про мусульман, которые имеют трезвый взгляд, понимают, что они приехали в чужую страну и нужно к этому прислушиваться, приглядываться, исполнять законы этой страны. И мы нашли такого человека в Германии.

Это был мула одной из мечетей, очень популярный, очень милый человек. Прямо патока из него текла. Он нас задарил подарками, пригласил на мусульманский праздник, разрешил нам снимать в мечети. Пожалуйста, снимайте женщин, детей, которые молятся отдельно.

Он сам так молился, что у него на лбу была такая черная шишка, потому что каждый день он бился головой о жесткий пол, прославляя Мухаммеда. Это был такой признак его святости. Его за это уважали.

У него под зданием этой мечети был большой телевизионный комплекс, где он снимал фильмы, пропагандирующие ислам. Во всем наше отношение друг к другу осталось очень милое. Мы очень понравились друг другу.

У него четыре жены — три арабки и одна немка. Я снял про него эпизод, уже начал монтировать. И в этот момент пришло известие, что он убил свою жену-немку, потому что она на него не так посмотрела.

Это очень наглядный пример конфликта цивилизаций. Это конфликт, который все-таки надо решать мирным путем, надо решать путем общения, разговоров, каких-то разумных ограничений. Мы же, русские, когда приезжаем во Францию, следуем законам этой страны, с уважением относимся к их культуре и традициям. Также поступают и они, приезжая в Россию.

Беседовала Анжела Якубовская

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *