Дневной архив: 29.12.2017

Адриано: «Я ошибся»

Адриану Форвард Адриану сформулировал подготовленность продлить карьеру в «Роме». Бразилец, подлечивавший на отчизне травму плеча, не открылся в установленный период в размещение клуба, чтобы пройти медобследование.

Руководство римлян агрессивно отозвалось на ход наступающего, определив его действие дилетантским. Не исключено, что «Рома» расторгнет договор с Адриану.

«Я мог прийти на медобследование 26 марта. Однако не сделал этого, в связи с тем что понимал, что там нет нужного медоборудования. Также, не важно себя ощущал. Все-таки, осознаю, что ошибся. Весьма волнуюсь в результате этого. Хочу извиниться перед болельщиками «Ромы». В этом году из-за неприятностей с состоянием здоровья я не могу оправдать их ожиданий. Готов помочь греческой команде. Где я продолжу карьеру? Не понимаю. Повторюсь, я виновен. Решение должно взять руководство «Ромы». Но, не полагаю, что надо было из-за этого заваривать такую кашицу», — цитирует Football Италия Адриану.

Инспектор ДПС переехавший беременную сядет на 6 лет

ДТП в Крыму Также экс-гаишник Д. Джарты заплатит семье жертвы 600 млн. гривен.

2 дня назад Волновахский районный суд осудил экс-инспектора ГАИ Д. Джарты к 6 годам потери воли, и обязал заплатить по 200 млн. гривен. нравственного вреда мамы, папе и малолетнему сыну 22-летней Юлии Найденовой. Наручники на лихача в погонах одели еще в зале трибунала и послали в Жданов.

Напоминаем, 31 сентября 2010 г. экс-инспектор насмерть сшиб гражданку села Новоигнатьевка, которая тянулась по обочине автодороги. По доказательству свидетелей и по итогам наркологической экспертизы, инспектор ДПС был в стельку опьянен.

На выставление вердикта суду стало нужно точно 6 месяцев, что, практика показывает ведения таких судейских дел в Донецкой области, — достаточно длинный период. Опекуны Юлии Найденовой боялись, что дело Джарты будет спущено на тормозах (весной 2010 г. виновника резонансного ДТП выпустили из СИЗО «из-за состояния организма», а заступник семьи Найденовых 14 января без предостережения не открылся на судейское совещание, уйдя отдыхать. — Авт.). Однако представлять интересы потерпевших принялся знаменитый донецкий юрист Сергей Салов.

«В первый раз Джарты выступил с короткими объяснениями в среду, перед вердиктом, — сообщил юрист. — Он заявил, что вину отчасти утверждает — скорость превзошел (около 70 км/час в городе) и был опьяневшим, однако потерпевшая, следовавшая по обочине поясницей к близящейся автомашине, быстро повернула налево. Согласно его заявлению, он сделал все, чтобы избежать столкновения. Он также просил не лишать его воли и обещал заплатить членам семьи компенсацию».

Принимая во внимание самокритика сотрудника ДПС, представитель нарекания из Волновахской прокуратуры просил у арбитра 5 лет потери воли для подсудимого (предельный период по ч. 2 ст. 286 «Несоблюдение ПДД, повлекшее гибель» — 8 лет решения. — Авт.). Однако арбитр «набросила» еще год, осудив лихача на 6 лет. Но несмотря на это трибунал уменьшил объем компенсации по нравственному вреду до 200 млн. на члена семьи (потерпевшие просили по 500 млн. гривен. — Авт.). Тем не менее, приговором волновахской Фемиды семья Юлии Найденовой и их юрист остались удовлетворены. Впрочем и отмечать заключительную победу пока не следует. Со слов Сергея Салова, юристы заклейменного готовят апелляцию, которую разберет Апелляционный трибунал Донецкой области в Мариуполе.

«Пускай Господь ПРОЩАЕТ!» Татьяна Юрьевна, мать мертвой Юлии Найденовой, рассчитывает, что убийца ее дочери выполнит за решеткой 6 лет. «Мы размышляли, что ему меньше предоставят. Разумеется, они еще будут апелляцию давать, однако возлагаем надежды, что ответ на нее будет справедливым», — сообщила она «Сегодня». Со слов мамы, Д. Джарты так и не обнаружил мужества приблизиться к опекунам мертвой и лично извиниться. «Лишь в последнем слове заявил, что намеревался к нам подъехать и извиниться. Ну, прибыл бы и сделал это! Особенно мы не животные и осознаем, что он не специально наскакал на дочь. Извинила ли я его? Пускай его Господь извинит! Прощу я его, не прощу, а дитя все равно никто не возвратит. До сегодняшнего дня не верю, что ее нет с нами», — едва удерживала плач мать.